Михаил Шталенков: Не хочу сравнивать Ахонена и Гелашвили

__________________________________________________________________

Михаил Шталенков

Тренер вратарей магнитогорского «Металлурга» олимпийский чемпион Михаил Шталенков в эксклюзивном интервью корреспонденту Sportbox.ru Илье Елисееву объяснил, почему «Магнитка» уступила в родных стенах «Югре», рассказал о том, кто пригласил его в уральскую команду, а также вспомнил свою карьеру в НХЛ.

- Как вы умудрились дома проиграть «Югре»? Вели в счете в третьем периоде…

- Сначала сказалась конкретная ошибка одного нашего хоккеиста. В результате мы упустили из виду игрока гостей в своей зоне. Блохин оказался совсем один, с убойной позиции бросил сильно и точно. А в случае с третьим голом уже было откровенное везение на стороне «Югры». Шайба отскочила от клюшки Федорова, попала в ногу Быкову, который стоял в стороне – и влетела в ворота. Ханты-мансийцам тогда помог двойной рикошет.

- К вратарю Ари Ахонену у вас претензий по матчу не было?

- Абсолютно никаких.

- На ваш взгляд, именно он сейчас - голкипер «Магнитки» номер один?

- Если судить по тому, что он играет львиную долю матчей, то на сегодняшний день так и есть. Тьфу-тьфу, не хотелось бы сглазить, но с тех пор, как Ари к нам приехал, он действует стабильно.

- Разве Георгий Гелашвили серьезно ему в чем-то уступает?

- Замечаний к нему по работе нет. На каждой тренировке парень вкалывает так, что молодым даже и не снилось. Подчас они с такой отдачей не тренируются. Думаю, в его лице наша команда тоже имеет надежного вратаря.

- И, тем не менее, они ведь друг от друга отличаются?

- Не хочу их сравнивать. Зачем? Безусловно, у каждого есть большие плюсы. Это вратари опытные, долгие годы играют на высоком уровне.

- Во многих клубах именно тренер вратарей определяет, кому из них играть в том или ином матче. А как с этим дело обстоит в «Металлурге»?

- У нас в конечном счете все решает главный тренер – Федор Канарейкин, Хотя он, естественно, всегда интересуется моим советом.

- Лично вы уютно себя чувствуете в Магнитогорске?

- Вполне. Если говорить о самом городе, то он, можно сказать, чисто хоккейный. Не могу сказать, что куда-то часто выбираюсь, но здесь практически с любым человеком всегда можно найти общий язык: поговорить про «шайбу». И потом все тут расположено довольно компактно. Буквально 10 минут в пути – и ты уже на арене. В плане работы это очень даже хорошо.

- Вы там находитесь без семьи?

- Да. Но иногда меня навещает жена - наносит краткосрочные визиты.

- А как получилось, что вы перешли в «Магнитку»?

- В московском «Динамо» по известным причинам сменился тренерский состав. На какое-то время остался не у дел. А с нынешним главным тренером магнитогорцев мы столкнулись в команде ветеранов. И он предложил мне перейти в «Металлург». Даже не знаю, значился ли кто-то еще среди кандидатов на пост тренера вратарей команды.

- В коллектив влились безболезненно?

- Поначалу пришлось близко знакомиться с другими тренерами клуба. До того в основном только здоровались при встрече. Ничего страшного, притерлись, узнали друг друга по ходу дела.

- Какие выводы делаете о выступлении команды в сезоне?

- В КХЛ, возможно, только СКА выделяется, да и то только по очкам. Питерцы в отличие от других просто более ровно регулярный сезон проходят. А у нас в октябре команда по общему зачету в лиге была то 16-й, то 17-й. Это сейчас результаты уже куда лучше. Так что работа, как видите, ведется. И потихоньку приносит свои плоды.

- Относительно недавно «Магнитка» встречалась с родным для вас московским «Динамо» в Лужниках. Вы во время игры стояли у бортика, порой посматривали на именные стяги хоккеистов под сводами Малой арены. Среди них ведь находится и ваш…

– Когда я на них смотрю - считаю, что для меня это огромная честь. Быть рядом с теми людьми, которые прославляли динамовскую команду.

– Можно ли сравнить эти ощущения еще с чем-либо? Например, с тем моментом, когда прозвучала финальная сирена «золотого» матча с канадцами на белой Олимпиаде в Альбервилле в 1992-м?

– Это другое. Как игрок, я был более эмоционален. Тогда все летело вверх: клюшки, перчатки, шлемы. Сейчас многое воспринимаешь по-иному. Конечно, на душе приятно, что руководство «Динамо» именно так после возвращения на родину решило оценить мой скромный вклад. Я все-таки достаточно долго выступал за океаном - восемь лет.

– После эпопеи в НХЛ вы вновь стали выступать за «Динамо» в сезоне-2000/01. Скажите, ваша манера игры к тому моменту изменилась?

– Конечно, причем разительно. В «Анахайме» и «Финиксе», например, я работал с братьями, тренерами вратарей. У них была своя философия нашего искусства. Оба - из Квебека, где родилось такое понятие, как «стиль баттерфляй». Смысл его заключается в том, что голкипер должен больше играть на коленях. Они говорили, мол, габариты мои позволяют действовать в таком ключе -- все равно перекрываю почти все ворота. И если даже соперники попадут в незащищенную точку, забьют гол, то я вроде как не виноват! В принципе, логика в этом есть. Ведь в матчах НХЛ постоянно суматоха на «пятаке», шайбы порой и не видно.

– Сменить за семь сезонов в НХЛ несколько клубов – нормально?

– Как раз первые-то пять лет я провел в одном – в «Анахайме». Это уже потом настоящая кутерьма пошла. И не по моей воле. Скажем, в «Нэшвилле» только в тренировочном лагере немного побыл – они решили более молодого вратаря взять. В «Эдмонтоне» по истечении сезона у местных менеджеров, видимо, была какая-то неудовлетворенность моей игрой. А может, просто о возрасте моем вспомнили, потому и обменяли меня в «Финикс».

– А во «Флориду», за которую играли позднее, как попали?

– Парадокс! Становлюсь лучшим игроком месяца в НХЛ, а потом «Финикс» со мной в воротах проигрывает три матча подряд. На мне сразу поставили крест, обменяли на Шона Бурка. В НХЛ изменения в составах вообще не поддаются никакому описанию. И уж тем более, объяснению. Вот «Нью-Йорк Рейнджерс» тогда три года не выходил в плей-офф. По идее, надо было что-то менять, допустим, голкипера. У любого ведь бывают черные полосы. Но в воротах-то Майк Рихтер, обладатель Кубка Стэнли, который получал 5 миллионов долларов! Это имя! И от него не избавлялись!

– Вы закончили карьеру в 37. Это, по-вашему, возраст для вратаря?

– Это возраст для спорта. Хотя кто-то и в 30 заканчивает. Главное, чтобы серьезные травмы не преследовали. Часто завязывают с хоккеем, когда не хочется идти на тренировку, вкалывать там. Усталость накапливается, и когда-то она все равно перевесит желание.

ХК Металлург Магнитогорск

Теги: Михаил Шталенков  Россия  Интервью  Хоккей / КХЛ

Статьи по теме:

Метки: , , , ,


Обратите внимание:







Коментарии закрыты.