Фарит Закиров: «Когда Веханен пришел в «Нефтехимик», он был никем»

__________________________________________________________________

Тренер вратарей нижнекамского «Нефтехимика» Фарит Закиров олицетворяет собой историю клуба. Почти 20 лет он был бессменным вратарем нижнекамского клуба, а теперь является тренером вратарей. По признанию многих, именно Закиров открыл для российского хоккея таких вратарей, как Майкл Гарнетт, Петри Веханен и Иван Касутин. В интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» специалист рассказал об особенностях работы с топовыми вратарями КХЛ, а так же поведал историю об обладателе Кубка Стэнли в составе «Монреаль Канадиенс» Андре Расико, который защищал ворота «Нефтехимика в конце 90-х. Кроме этого, Закиров рассказал о принципах развития молодых российских вратарей.

 

ВЕХАНЕН ПРИШЕЛ К НАМ ИЗ ТРЕТЬЕЙ ШВЕДСКОЙ ЛИГИ

- Фарит Вазехович, считается, что путь в российских хоккей Майклу Гарнетту и Петри Веханену открыли именно вы. Кто из них, по вашему, более сильный вратарь?

- Сложно сказать. Финская школа она особенная… Там манера игры больше построена на перекатах, перемещениях в воротах, а канадская игра она больше рассчитана на первый бросок и где-то немного на второй. Они там в Канаде так привыкли – бросок и тут же защитники подчищают. А финны они наоборот, они могут среагировать на два-три броска. Но с Гарнеттом мы поработали, он всему этому научился, адаптировался к нашему хоккею.

- Вы намекаете на то, что Веханен сильнее?

- Не думаю. Веханен же вообще к нам приехал из третьей лиги, о нем никто ничего не знал. Он был в Швеции в третьем дивизионе. Позвали мы его на просмотр и поехали в Уфу на турнир, я там на него посмотрел и решил, что мы подписываем контракт с Веханеном. Я понял, что будет у нас нормальный вратарь. Он здорово сыграл у нас в «Нефтехимике», прибавил в мастерстве. В принципе, что Гарнетт прибавил, что Веханен.

- Гарнетт и Веханен считаются топовыми вратарями в КХЛ, а смогли бы они стать основными вратарями клуба НХЛ?

- Гарнетт может быть, а Насчет Веханена сомневаюсь, там возраст уже. Если бы пораньше он попробовал, то может быть еще. Да вообще он до Нижнекамска  был никто, какой ему там в НХЛ играть?! После «Нефтехимика» он стал и чемпионом мира и из «Нефтехимика» же попал в сборную. Ушел в топовую команду - чемпион России, в конце концов. Ну а сейчас поздновато уже ему за океан ехать.

- Давайте поговорим еще об одном, откровенно говоря, вашем воспитаннике Иване Касутине. В Нижнекамске он открыл дорогу в большой хоккей, был любимцем публики, но если посмотреть статистику сезонов, то его процент отраженных бросков даже до 90 не доходил. За счет чего Касутин стал таким распиареным вратарем?

- Да как сказать. Он может играть очень хорошо. Тренируется неплохо… Лично у меня к нему нет претензий, по самоотдаче нормально все было. Я думаю, здесь сыграла роль его игра в плей-офф. Да и тогда, что вы хотели от него? Он до нас нигде толком не играл, что он там в Пензе сидел? Это разве уровень? Вот он сюда пришел, а к нему нужен особый подход, Ивану нужно доверять и отдача будет. Видите, Крикунов ему доверял, он играл, даже если пропустит он три шайбы, все равно его ставили!

Петри Веханен

«АЛЕКСАНДР СУДНИЦИН БУДЕТ ИГРАТЬ НА ОЧЕНЬ ВЫСОКОМ УРОВНЕ»

- Тогда вернемся к современным реалиям. Если доверять вратарю, то он играет, тогда почему сейчас в «Нефтехимике» мало играет Мэтт Далтон? Не доверяете?

- Почему не доверяем? Доверяем. Он просто травму получил. Он очень хорошо отыграл матч против «Амура», где мы победили 6:2, но в нем же получил травму. В первом периоде он получил повреждение и с травмой доигрывал матч. Пока он приходил в себя играл Александр Судницин. Я скажу, что Судницин хороший вратарь! Он будет играть на очень высоком уровне. А Далтону я говорил, что он будет играть, как будет готов. Вы даже не смотрите, что он пропустил шесть шайб от «Медвешчака», все эти шайбы были не его. Эти голы не говорит, что Далтон плохой вратарь. Он стабильный игрок, хоть иногда и может пропустить «свой» гол.

- У Далтона и Судницина нет вражды какой-то, соперничества?

- Нет, ни в коем случае, у нас такого нет. Они нормально, дружно общаются. Ну и возвращаясь к травме Далтона, мы его после выздоровления поставили, он опять травмировался и в том матче четыре шайбы пропустил, да и не его это шайбы были. Одна может быть.

- То есть Далтон еще себя проявит?

- Да, но он сильно переживает, что мы его редко ставим, но у меня с ним был разговор. Я ему сказал, чтобы не переживал, всё будет нормально, мы обязательно будем его ставить и мы доверяем ему. Сказал, самое главное работай. Он все понял, взбодрился. Это нормальное явление, обычная рабочая обстановка.

- Да, но он уже со всеми болельщиками «Нефтехимика», бродя по ледовому дворцу, перезнакомился…

- Так почему он по трибунам ходит? Если бы мы не обязаны были «одевать» молодого, то, конечно же, сменным вратарем был бы он! Нам так гораздо удобнее. Где-то один пропустил две шайбы, может даже они и не его были, что чтобы уберечь психику мы бы его поменяли, но не можем этого сделать из за «лимитчиков».

- А Тимур Мамедов готов вообще играть в КХЛ?

- Ну вот он отлучался из команды на игры в МХЛ и сыграл с «Барсом» две игры на ноль на выезде. Он добавляет. Я и других готовлю - вратари 96, 97 годов рождения.

Александр Судницин

«МОЛОДЫЕ ВРАТАРИ, КАК И Я, ДОЛЖНЫ ПРОЙТИ ПУТЬ ОТ САМЫХ НИЗОВ»

 - В «Реакторе» есть двухметровый вратарь Иван Федотов 96-го года рождения. Насколько он перспективен?

- Работать-работать надо. Я их всех подтаскиваю, они с нами в этой каше варятся и пусть. Надо, чтобы тот же Федотов почувствовал, что это такое.

- Почему например не получилось у другого молодого вратаря Айрата Валиева?

- Он может заиграть еще, пока молодой. Вратари же начинают играть где-то в 26-27 лет. Ему надо поиграть в ВХЛ, да и всем надо! Вот тот же Мамедов. Да, он 93 го года, можем мы его ставить, пока он в МХЛ, но когда он вырастет из МХЛ, куда надо идти? Надо идти в первую или высшую лигу. Вот, как я сам начинал, так же надо и им. Да и вообще, сейчас перед каждой командой стоит своя задача, куда-то там попасть, занять нужное место и для этих целей каждый клуб берет одного хорошего вратаря, а вторые вратари у всех есть свои! Поэтому молодому голкиперу сложно пробиться в КХЛ. Вот Антон Кислицын был у нас, я его отправил в первую лигу, а сейчас уже в высшей играет. Нужно через все это пройти. Я тоже всё это прошел, с самых низов и до верха. И ничего зазорного в этом нет поиграть в первой лиге. Вот я и Мамедову это объясняю. Ему для КХЛ надо обрасти мясом, порубиться в высшей или в первой лиге с мужиками. Сразу получается у уникумов, таких, как Малкин, Овечкин или Третьяк.

 

Я УЗНАЛ МНОГО НОВОГО, КАК ТРЕНЕР, ОТ АНДРЕ РАСИКО

- Как началась ваша тренерская карьера?

- Мы с нынешним главным тренером «Реактора» Александром Соколовым должны были тренировать вторую команду, но я занимался административными делами, потом мне предложили работать по организации встречи судей. С этого и началось, потом в 1999 году предложили тренировать вратарей.

- Первый иностранный голкипер «Нефтехимика» был Андре Расико, к тому же обладатель Кубка Стэнли. Какое у вас сложилось первое впечатление от работы с голкипером НХЛ?

- Опыт у него был огромный. Я сам тренер, но узнал много нового от этого игрока! Он знал, как лучше работать. В плане профессионализма этого канадцам не занимать.

- А каково ему было, он ведь приехал из Монреаля, выступал на 20-тысячной арене, а здесь у нас крытый каток фактически на 2000 мест. Дико, наверное, было ему?

- Да в общем нет, ему была удивительна сама обстановка. А так, я думаю, он всякое повидал, он же за "Монреаль" не играл все 82 матча в каждом сезоне. Сыграл сколько-то матчей и заработал Кубок Стэнли. А так, вообще из моих вратарей больше всего в НХЛ сыграл Майкл Гарнетт. А вот остальные вратари, наподобие того же Расико, просто побыли там в команде НХЛ чуть-чуть, но не играли особо.

Андре Расико

«В КОНЦЕ 90-Х МЫ НЕ ИСПЫТЫВАЛИ ПРОБЛЕМ С ДЕНЬГАМИ»

- Когда вы пришли играть в «Нефтехимик»

- Я в «Нефтехимике» с 1978 года, все время играл в воротах. Правда, сначала перед «Нефтехимиком» я отправился в Набережные Челны, там была команда класса «Б». Так получилось, что сразу после армии я попал туда. Там у меня жил дядя, думал пока на «гражданке» обустроюсь в Челнах, ну а потом уже появился вариант с «Нефтехимиком». Дай, думаю, попробую. Пришел, была открытая коробка, не было ничего вообще. Меня посмотрели, уговорили остаться и вот с 1978 года я в Нижнекамске.

- Довольно много известно о «Нефтехимике» в бытность 90-х и «нулевых» годов, но почти ничего неизвестно, что из себя представляла команда в 80-х. Расскажите?

- Когда я только пришел, мы играли на первенстве ТАССР. Где-то в 1979-80 году собралась уже добротная команда, пригласили игроков из Ижевска, из Лениногорска. Ну и свои ребята были, неплохие, так скажем.  Была средняя, рабочая команда и мы выиграли первенство Татарстана, в результате чего поехали на турнир, победив на котором мы могли пройти в класс «Б». Съездили в Архангельск, но там не получилось, вторыми стали. Через год тоже не получилось в Краснокамске - снова второе место. Потом из нашего первенства ТАССР сделали тот самый класс «Б», куда мы так и стремились (улыбается). Интересно было. Да и коллектив хороший. Вообще в «Нефтехимике» традиция такая уже сложилась – всегда дружные коллективы, так было и в 80-е. Сколько себя помню в качестве игрока, всегда так и было.

- В конце 80-х началась перестройка. Расскажите с позиции игрока тех времен, насколько болезненно проходил этот период для спортсменов?

- Да в принципе не ощущалось. Мы же потом и в класс «А» вышли. Так же было много приезжих, команда была довольно сильная и мы так особо ни в чем не нуждались. Может, где-то наверху проблемы и были, но мы этого не замечали. Мы играли, нам платили. Все просто.

 - Получается вы с 1978 по 1995 год были основным вратарем «Нефтехимика»? Все это время...

- Да, с самых низов, вплоть до элиты российского хоккея (улыбается).

- Но ведь одно дело играть на первенстве республики и совсем другое в высшем дивизионе нашего хоккея. Уровень несопоставим.

- Опыт приходил постепенно. В каждой лиге было сложнее и сложнее, я постепенно рос как вратарь. Скорости были выше с каждым шагом вперед. Это нормально. Я считаю, как раз это все и надо проходить любому вратарю с самых низов. Я и своим вратарям так говорю. Это большая редкость, если вратарь сразу попадает в КХЛ, это должен быть дар природы.

 

«МЫ СТАЛИ ЧЕМПИОНАМИ. ХОТЯ ЭТО И МАЛЫЕ ЗОЛОТЫЕ МЕДАЛИ, НО ВСЁ РАВНО ЭТО ЧЕМПИОНСТВО»

- Я помню ваш прощальный матч в 1995 году, когда игрок «Крыльев Советов»  пробивал буллит и вроде бы, от того, как вы себя почувствуете в рамке зависело, будете ли играть в этом матче. Так ли это?

- Да, это были мои проводы как раз (улыбается). А вообще у меня травма была. Там получилось как? Я играл до 40 лет, был бессменным первым номером в рамке. И вот, когда мы вышли в межнациональную хоккейную лигу, Соловьев ко мне подошел, сказал, будешь играть и в МХЛ тоже. Я себя вроде чувствовал нормально, но вот на сборах на тренировке я получил травму. Шайба попала в ногу, она распухла. А раньше же не было таких докторов, как сейчас в команде - обращались в обычные поликлиники. Там мне сделали снимок и сказали, что щиколотка сломана. Я походил в гипсе, что-то не заживало никак, больно. Коньки одевал, пробовал тренироваться и никак. Ну и подумал я тогда, давай-ка хватит уже… Да я и «поднаелся» тогда уже, не больно-то и хотелось играть. Потом я пару лет поработал с судьями, затем меня пригласили в команду тренером по вратарям. Ну и вот пришлось опять одеть на себя вратарские доспехи в 42 года (смеется). Жизнь заставила. Я ведь и предсезонку с ними прошел полностью!

- Вот вы как-то прошли мимо самого знакового события в истории «Нефтехимика» - о его выходе в элитный дивизион. Ведь во многом благодаря вам команда выполнила задачу.

- Да это был 1995 год, плей-офф. Сначала в 1/4 финала мы играли против кирово-чепецкой команды, очень хорошая команда там была раньше. В упорнейшей борьбе мы их обыграли. После них играли с пензенским «Дизелистом», там у меня много друзей было, с которыми я год поиграл в Венгрии, я же в Венгрии немного играл еще. Ну и вот они вышли, подъезжают ко мне, говорят, «Ну что ты там, готовься, сегодня выиграем мы!», а я сказал, хорошо, посмотрим! (смеется). Первую игру дома выиграли по буллитам. Я отбил все три. Может мастерство, а может и просто повезло. Или болельщики помогли… Нас здорово всегда поддерживали, трибуны всегда битком. Яблоку негде упасть было! Я не говорю, что сейчас плохо болеют, но тогда, по-моему, было лучше. Ну в общем, хорошо, что мы первую игру дома выиграли, ну а потом мы повторили успех в ответном матче в Пензе.

- Получается, эти игры с «Дизелистом» были самыми сложными?

- Да, очень трудно было. Потом был еще норильский «Заполярник» в финале, в нем играли «старички» из высшей лиги, но с Пензой было все равно сложнее. А с Норильском получилось проще, правда, тот финал был до трех побед. Две игры в Казани мы выиграли, поэтому задел был уже хорошим, чтобы довести дело до конца. Хотя первый матч в Норильске мы проиграли, я там подустал, мне надо было дать отдохнуть и мы проиграли - 3:4. Во второй игре мы вели в счете 3:0, но они сравняли и получились такие качели. Но в итоге нам повезло больше, в дополнительное время выиграли 6:5 и вышли в МХЛ.

- Что творилось в команде, в раздевалке? Малые, но чемпионы все-таки.

- Поначалу же не осознается этого… Да, пускай это малые золотые медали, но это чемпионство. Только потом немного пришли в себя и  поняли, что надо двигаться дальше, предстоит большая работа. Мы долго к этому стремились, долго шли, начиная с 1978 года велась работа. Все по ступеням – КФК, первенство республики, класс «Б», класс «А» и всё - высшая лига. Всё поэтапно, и мы добились, чтобы в этом городе появилась команда действительно высокого уровня.

Дмитрий Белоусов

 

Статьи по теме:

Метки: , ,


Обратите внимание:







Оставить коментарий